ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. Часть 2. Не создавай себе кумира

Начало здесь: ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

— …Что ты чувствуешь? — Лайт удобно расположился в кровати около брата.

— Как меня это все достало, — вздохнул Найт.

— Что на этот раз?

— Зависимость…

— Ааа… да, непростая вещь. От чего или от кого?

— От других людей, их установок. От того, к чему мы привыкаем. И привязываемся.

— А как ты думаешь, почему у нас возникает зависимость?

— Ну мы хотим этим обладать, чтоб это было НАШИМ. Будь то человек или место жительства, или вещи всякие… Мы связываем с этим что-то теплое и родное, сами холим и лелеем, вкладываем силы, сами придаем этому значение. И потом боимся потерять…

— И ты тогда что начинаешь делать обычно?

Найт удивленно посмотрел на брата:

— Контролировать, конечно!…Это что, кстати, допрос?

Лайт захихикал.

— Я столько всего пропускаю в жизни. Может, зря мы ушли из леса в приют, а? — Найт задумался. — Опять я с головой ушел куда-то… Слушай, а это — тоже контроль?

— Нет, это нежелание брать на себя ответственность за свою жизнь. Это и поиск себя, с одной стороны, и поиск «надежного» и безопасного убежища — с другой. Ты решил попробовать себя здесь. — Лайт улыбнулся. — Никогда ни о чем не жалей — это же бесполезный процесс!

— Что-то мне подсказывает, что это ты меня сюда «невзначай», абсолютно»случайно» привел. А для меня опять это выглядит, будто Я Я Я — а кто же ещё? — это всё сам замутил. Подсовываешь мне вечно свои решения. А сглатываю их словно наживку как свои собственные.

Лайт подозрительно улыбался. Он однозначно снова знал больше.

— И чего ты так боишься? Я чувствую твой страх…дай обниму! — Лайт ласково обнял брата. Найта тут же отпустило, он почувствовал его любовь и заботу.

— Я…понимаешь…я боюсь волшебника обидеть. Он же на мою поддержку надеется.

— А с чего это ты вообще решил думать за него? Волшебник тоже всего лишь как и ты — обычный эльф, который живет обычной жизнью. У него есть всё то же самое, что есть у тебя. Он нас всех очень любит, но очень ко всем привязался. И вы к нему привязались. А так нельзя…

— Почему нельзя?

— Потому что, во-первых, вы учитесь оба отпускать, не цепляться: и ты учишься, и он учится. А во-вторых, тебе нужно стать наконец-то самостоятельным, поверить в свои силы и идти своим путём…

— Ну что ты сравниваешь! У него вообще 144ый…

— …Какая разница, какой уровень! — перебил Лайт. — Качества-то одни и те же. И их с любого уровня признавать придется. Каждая душа эльфа хочет быть свободной. Мы же все говорим об освобождении, а сами на самом деле всё ещё ищем поддержки и любви, преданности и надежности, защиты и стабильности. Мы затыкаем побыстрее дыры там, где было особенно больно, прикрываем их красивой тряпочкой с изображением мандалы и говорим, что у нас уже почти все светло.

— Про тряпочку прикольно! 🙂 Ты прав… Поэтому волшебник так и трясется над приютом — это его творение. Иногда мы ищем замену в чем-то другом, особенно если это становится для нас надежным, стабильным, безопасным. Мы вооружаем новую крепость. Я даже признаюсь тебе в этом! Я вижу или хочу видеть в волшебнике отца, мать — словно обоих родителей одновременно.

— А он в тебе что видит? Ну давай, будь молодцом, догадайся! Ты же ему зачем-то тоже нужен. Бусинки пока отставим в сторону, хотя тут тоже подсказка 😉

— Нуууу, в бусинках — это явно стабильность и опора. Огромная структура приюта. Она — тыл. Надёжный и верный. Он тебя кормит и поит — его нужно поддерживать и расширять… — протянул Найт.

— А ещё?

— Ещё можно получать любовь, ты всегда в центре внимания. Можно много говорить о себе и слышать вответ похвалу. Ты никогда не один, с тобой всегда кто-то есть. И все эти эльфывозле тебя дают тоже ощущение защиты и безопасности. Да?

— Не знаю 🙂 Это твое восприятие. Значит, и ты искал того же самого, только с «другой стороны». Вы же в одну и ту же игру играете, — улыбнулся Лайт, — А что произойдет, если кто-то захочет уйти или будет что-то такое делать, что волшебнику не понравится или что «не принято» делать?

— Страх? Обида? Не знаю… предательство?

— Точно.

— Прям всё как у меня! — воскликнул Найт. — Я даже признаю это!

Лайт улыбался и восхищался братом. Он словно смаковал, растягивая слова:

— Потому что вы играете в одну и ту же игрууууу. Игру пробуждения. Так как насчет своего пути?

— А куда идти? Опять в лес? Или искать что-то другое?

— Зачем что-то искать? Мы столько с тобой вместе уже прошли, столько всего пережили и повидали. Неужели ты не понял, что есть только одно место, где ты можешь искать, — это твоё сердце. — У Лайта загорелись глаза.

— Ну хорошо, мы пойдем разными путями… Хотя всё равно не понимаю чётко, почему бы не всем вместе? Так же веселее? Правда, постоянно бусинки нужно где-то брать. И всё больше и больше.

— Ну вместе, конечно, веселее. И с бусинками я тебе всегда помогал, когда нужно было. Только куда почти твоя сила уходит? На приют, на общение, на чтение… На то, чтобы искать бусинки. Так ты никогда в свои силы не поверишь, не поверишь, что внутри тебя живет такой же волшебник, прикрываясь тем, что ты еще не дорос. Это бесконечный процесс. Может, будем выходить, а? И начнём жить?

— А разве я не живу?!

— Живешь. В рамках живешь. В «чужом» пространстве, а не в общем. Там ты не хозяин, там ты не свободен. Там есть чужие правила. И они тебе явно не нравятся, я это чувствую. Потому что там тоже многое поменялось. Ты живешь в чужой иллюзии, в которую уже сам начинаешь верить. Короче, живешь в иллюзорной иллюзии! — Лайт захохотал.

«Во загнул…но он прав» — подумал Найт. Он знал, что брат умеет читать его мысли.

— Стань свободным. Не жди ничего от других, но и не позволяй другим тобой «манипулировать», оправдывая их ожидания. И ради Бога, не суди самого себя. И других, разумеется, тоже не суди. У каждого своя правда, и Бог принимает и любит каждого в этой большой игре в познание своего же творения.

— И как Бог только всё успевает?! — помотал головой Найт. — Никогда не мог себе этого представить. КАК он может наблюдать и быть со всеми одновременно? У него столько подопечных, разве ж за всем уследишь?

— Ну это ТЫ не уследишь — ты живешь в мире, где есть время. А Бог на то и Бог, что он все умеет. А у нас ещё всё проще устроено: смотри на других вокруг тебя и сразу поймешь, что тебе ещё внутри себя увидеть и принять нужно.

— Да уж, Бог тот ещё хитрец!