Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

Душа играет тысячи ролей.
В костюм земной на время облачаясь,
Во тьму кромешную отважно погружаясь,
Она всего лишь хочет стать сильней.

Душа снимает фильмы о любви.
Любви земной, где ревность и страдания,
Обида с болью, зло, разочарование —
Где кажется, что будто мы одни.

Душа рисует “страшные” миры.
Война, землетрясения, убийства и потери…
И мы, послушные, в дуальность нашу верим,
И эти опыты нам были всем нужны.

Душа порой нас за руку ведет.
Нас сводит вместе словно в откровение,
Что все вокруг — лишь НАШЕ отражение,
Иллюзия, что каждый создает.

Вчера в очередной раз красила себе волосы, Вот и навеяло…

В детстве я любила шить куклам одежки и даже вязать — и мне казалось, я буду модельером. В школе у меня был интерес к математике и иностранному, любила писать сочинения и ненавидела — изложения, куда идти учиться после школы — не знала. Пробовала представить себя переводчиком или каким-нибудь экономистом. Про инженера даже не думала, ибо для меня существовал образ-стереотип: инженер — это как моя мама (а чертить как она я вообще не люблю да и не умела так хорошо на черчении), ну или на заводах инженеры. Отец мечтал видеть меня адвокатом с длинными волосами, который катается на мотоцикле, в то время как я терпеть не могла историю и правоведение. Бабушка разрывалась между желанием видеть меня женой офицера, ветеринаром (потому что я кормила дворовых собак и гладила всё монхатое, что попадалось мне под руку — не поймите превратно) и парикмахером. Ибо я и стригла их с дедом обоих, и красила саму себя. Красила, к сожалению, хной. К сожалению, потому что пару месяцев спустя мне надоело быть рыжей, и я снова хотела быть русой блондинкой. Ну девушки, чья рука когда-либо касалась хны, уже догадались, что из этого вышло.

Своей стрижке made by Cat a la «разбуди меня в 4, я коров пойду пугать» дед всегда искренне радовался, ещё б: посиди на стуле два часа, укутанный простыней! потеешь как слон и наблюдаешь, как твоя внучка колдует вокруг тебя ножницами, стараясь не отрезать твои уши, — тут любой прическе рад будешь, лишь бы закончилось уже это всё. Но дедуля мой, казалось, был невозмутимым йогом:

— Пойдееееет, под фуражкой не видно, — дед радостно поглаживал перед зеркалом свой чуб, зачесанный мною старательно на бок.

А про покрасить волосы…Дело было зимой, с утра идешь в школу — темно. А я все выходные краской с базара между прочим красилась. Причем несколько раз. Ибо после первого осветления таблетками гидроперита и прочего химического оружия для женщин на меня в зеркало смотрела не совсем та блондинка, которую я ожидала встретить в отражении после принятия душа. А эдакий желто-рыжий цыпленок: корни почти белые, а дальше — я не знаю, как называется этот яркий цвет, но мне лично напоминал пи@&ец. Благо, мой экспериментальный отдел разработок в моей дурной голове проводил свои опыты только по выходным. А что нам, кабанам: в школу только в понедельник — еще три раза можно перекраситься. Чё, я зря что ли деньги с обедов школьных на краски с базарчика копила?!

И 15-летняя Катенька шла на базар и выбирала цвет краски по тетечкам на коробочках. А что, не логично что ли? Это другие вона ходят с дурацким цветом — я же умная и подкованная, я не в первый раз крашу, в этот раз всё получится! Если меня кто-то из парикмахеров читает, я представляю, как им сейчас плохо и весело одновременно. И слышат, наверное, такие истории очень часто, начинающиеся словами «…да что-то решила САМА волосы покрасить…»

Вообщем, на первых двух уроках было темно. А как совсем светло стало, Тема посмотрел на меня и сказал, что я выгляжу как русалка:
— Кать, у тебя чё волосы зеленые? — с Темой мы дружили и сидели вместе.
— Я пепельным красила, если чё!
— Да я те отвечаю, зеленый!

Ну подумаешь, немного отлив зеленоватый, но не зеленый же! Мда, но и далеко не пепельный как у тетечки с коробочки. Вообщем, парикмахером мне не стать.

Помню, в 10-ом классе я почему-то резко решила стать хирургом, села усиленно изучать биологию, разбираться, кого с кем можно скрещивать и какие семейства кроме паслёновых наиболее предпочитаемы травоядными. Своим интересом я вызвала своего рода временное особое почтение в глазах нашего школьного биолога — Лилии Антоновны. Одновременно меня интересовали гороскопы и книжки веселого психолога Козлова. Когда дело дошло до углубление в химию — валентность каких элементов позволяет им очень сильно сближаться и образовывать соединения, как правильно расставить циферки в химических формулах да еще и соображать, что здесь вот-вот непременно что-то выпадет в осадок помимо моего воспаленного мозга — моё усердие поутихло. И я поняла к тому же, что не готова каждый день работать в крови. И вдруг кого не спасу? — и так много раз, это какие же ж муки совести и чувство вины, что ты, может, херовый хирург? Да ну…пойду все-таки на переводчика.

В итоге Кэт выучила язык, так сказать, и с помощью языка на Неметчине стала таки инженером, которому чертить не надо и на заводе на мужиков материться тоже не надо. Параллельно она еще и в Мастера пошла и учится штуки всякие интересные в себе и других видеть и чувствовать. Путь этот тоже непростой был, а через сотни книжек по саморазвитию, так сказать. Но только активные действия и работа над собой приносят результаты, как оказалось.

Иногда я пишу эти самые истории, которые вы читаете. Они приходят потоком одновременно и собираются из каких-то малых крупиц, ощущений, воспоминаний. Казалось бы — вот оно, что приходит само, без особых усилий, без напряга, без необходимости черпать где-то новые знания. Но нееет, моё Эго в это не верит, как Душа не старается…

— Ну какое это занятие, я тебя умоляю?! Записулечки какие-то. Прям вот всем надо знать, какие у тебя мысли, чувства и прочие разносторонне озабоченные тараканы в голове…
— Но тараканы иногда по ходу обжираются каких-то странных мелков и рисуют цветными карандашами, получается очень даже неплохо, заставляет людей улыбаться, ммм?
— Это СЛУЧАЙНО так пару раз получилось. Да, бесспорно — у НАС с тобой есть чувство юмора и умение смеяться над собой. Но этим деньги не заработаешь.
— никто же тебя не заставляет всё бросать и лежать на диване в ожидании музы! Я говорю о позволении просто хотя бы иногда расслабиться и делать то, что просто льется
— ну в принципе можно, когда есть время! Давай лучше о работе подумаем: как будем продвигаться куда-нибудь в менеджеры, ты же умная баба — душа (хотя нет, точнее я, скорее умное). Мы вместе ого-го чего можем добиться, а? И на хрена ты, спрашивается, столько лет училась и пахала?
— и зачем нам всё это надо? есть куча путей и возможностей, о которых ты даже не подозреваешь…
— а они надежные?
— сколько тебе нужно еще доказательств того, что занятия тем, что тебе нравится, меняет тебя и твою жизнь всё более волшебным образом?…Разве ты не видишь взаимосвязи?
— я пока собираю факты, чтобы поверить. Я статист и аналитик, если чё
— так вера на то и вера, что ей не нужны доказательства!…

И вот так отсчитываются наши дни, в бесконечных разговорах, диалогах, в бездействии и неверии. Позволяйте Душе хоть немного творить. Даже если это 10 минут в день, даже если это приходит совсем внезапно и неожиданно, даже если это кажется глупым и бесполезным, даже если вы хотели помыть полы, даже если вы устали и это “как-то сейчас не вовремя”, даже если это не принесет желаемой выгоды и быстрых, очевидных результатов — следуйте своим порывам петь, танцевать, рисовать, лепить, шить, вязать, писать. Пробуйте, мы часто не замечаем наших очевидных порывов! Труднее всего поверить в свою уникальность, когда живешь в постоянных рамках программ. Но пока не попробуешь — не узнаешь.

Ну неужели это может быть игрой,
Иллюзией, из-за которой я переживаю?!
Всё может быть! Одно теперь я точно знаю:
Когда я вырасту, хочу я стать Собой!

Картинка из инета. Креативная математика