Сумасшедший йог

Сегодня была на йоге в третий раз. Народу меньше намного — остались самые выносливые. Много не пердят (сегодня всего лишь один раз раздался легкий пук — очень непринужденно), воздух за счет этого всего практически свежий, упражнения мне даются немного легче. Но тут другая засада: вместо нашей милой Дорис, я к ней уже привыкла, пришел мужик-йог.

Ну во-первых, нужно сказать, что он проводит занятия в трусах. Я несколько раз приглядывалась, напрасно пытаясь узреть в них шорты, но нет…это, товарищи, обычные трусы! как ни крути. Хорошо — принимаю, принимаю, что мужчина имеет право проводить занятия по йоге в эдаких трусах. А что? Я же не йог, мне неизвестны все нюансы: может, это мышцы расслабляет, может, на мозг не давит, а может, и вовсе дышать легче — поэтому не мне судить.

Во-вторых, если бы он не разговаривал на немецком, я бы прям с ходу определила, что это наш бывший сосед-алкоголик дядя Коля — отвечаю, вид такой же потрепанный и очень похож. Он точно так же всегда улыбался. Но только когда выпьет — а так, обычно, очень серьезный вид у дяди Коли был. Хотя сложно сказать, что было более обычно. И где он только йогу выучил? — видать, когда с мужиками на гаражи ходил! Ну или на лавочке заземлялся.

Йог, когда показывал асаны, каждый раз специально громко выдыхал, произнося протяжное, почти беззвучное “аааааа”, чтобы подчеркнуть не только правильность выполнения упражнения, но и важность дыхания. При этом он нарочито вытаращивал глаза, очень сильно напоминая Джека Николсона в фильме “Пролетая над гнездом кукушки” — кто не в курсе, действие там разворачивается в доме сумасшедших и Николсон в своей роли бесподобен. Глядя на него такого, с выпученными глазами и выдыхающего с таким облегчением, я видела в нем простого русского мужика, который только что вышел из бани после тяжелого рабочего дня шахтера или слесаря, надел свои свежие трусы, глотнул долгожданный стопарик, по-сумасшедшему радостно улыбнулся, хряснул граненым стаканом по столу, занюхал еще пока свежей подмышкой и прошипел радостное “аааааа”. И щас вот-вот пойдет по бабам. Прямо в трусах. Естественно, я тихо хихикала, ну по крайней мере улыбки спрятать не могла.

Что — как мне кажется — повлияло на ход дальнейших событий. Йог подходил ко мне целых пять раз, пытаясь мне помочь принять правильную форму соответствующей асаны.

“Эй, мужик, уйди отсюда, не подходи, я и так без тебя сейчас могу упасть!”

“Неужели опять ко мне прется?! Да ежкин тузик Малахай! Кыш, кыш, я плохо пахну и вообще вспотела”

“О господи, ну почему опять я?! Я только обрела 5-секундный баланс и скрючилась буквой Зю — всё прекрасно, не надо ничего менять. Иди мужика вон рядом со мной потрогай, а?”

“Нет, нет, только не сейчас! Опять ко мне идешь?! Я стою практически раком, мне в таком положении сейчас очень хочется побыть ОДНОЙ. И куда же он сейчас подойдет, интересно, какой орган мне будет поправлять, а? — ну кто же сомневался в тебе…аж ты Колян зараза! Ты же говорил “собака мордой вниз” — ах ну неудивительно, что ты как кобель подстраиваешься ко мне именно сзади, чтобы выправить мои ПЛЕЧИ!”

“Коля, Кооооля! Куда ты тянешь мою ногу?! У меня не такая растяжка, але?! К тому же я не в таких удобных и волшебных трусах…”

Я поняла, ПОЧЕМУ йог так безумно улыбается: он просто ЛЮБИТ свою работу. Была б я мужиком, я б тоже такую работу, наверное, любила! Следующий вторник у нас выходной. Как-нибудь переживу без йоги…и Коляна.