О писать

Писать я, честно признаться, любила всегда. Сначала «все попало» писать, типа математику с доски списывать. А потом более выборочно: любила заметки какие-то делать, конспекты, стихи и песни собирала в блокнотики, дневники, любила сочинения писать. Это не уменьшило мою любовь к математике и физике, но как-то вот писанина всякая была мне проще. Или я математике себя не так доверяла: мол, как начнешься, сложная такая, а я тебя вдруг не пойму?! Побаивалась я ее такую, очень «умную».

По воле судьбы мне после 7-ого класса пришлось поменять школу. А 21-ая славилась в городе сильными учителями и умными учениками. Вообще она на самом деле тянула на гимназию, к тому же учениками занимались многие призовые места на городских олимпиадах. И я, конечно, школу немного боялась: ну во-первых, новый класс — страшновато немного. Я хоть человек и общительный, но все равно, мало ли что. Переживаешь же. Мы с бабушкой пришли на «собеседование», ибо просто так всех с «улицы» не брали. В 8-ом классе как раз классы разделяли по профилям: физико-математический, гуманитарный и химико-биологический (хотя говорили, что В-шки всегда самые типа слабые из гимназистов). Остальные буквы — это как наберутся, но это больше были те, что уходил после 9-ого в каблухи (училища) или техникумы.

Я хотела в класс физико-математический. Со мной разговаривала завуч по учебной работе и строго сказала: ты хоть по своим оценкам и отличница, но у нас школа сильная, и наш математический класс далеко ушел — они уже в 7-ом классе прошли курс стереометрии (раздел в геометрии). Учитель по математике сейчас в отпуске, так что я могу тебе предложить гуманитарный класс. Учительница здесь.

За мной пришла строгая на вид учительница лет 40-ка с небольшим, одетая во что-то консервативное и неброское, старомодные для того времени очки… И увела в класс. У нее были какие-то карточки, и она заставила меня писать тест. Раздала карточки, и нужно типа выбирать правильный ответ. Я как глянула на вопросы: там была такая «мелочь» как, например, написание «не смотря на» и «несмотря на» в зависимости от контекста. Слова, которые являются вводными, перемешанные с теми, которые никогда не выделяются запятыми. Исключения всякого рода русской грамматики (парашют через шю, цыган через цы, то же и тоже, «держать» 2-ого спряжения, хоть и на -ать заканчивается и должно быть 1-ого, вследствиЕ и в последствии и прочее). Я почему это так живо помню? — во-первых, я была в диком шоке: ничего себе тут программа 7-ого класса сколько нюансов знать предполагает! Во-вторых, это любимые темочки Ольги Владимировны, которые мы потом долбили в любое время учебного года. Типа для «повторения».

В то время я думала: неужели она нас за дебилов держит? Ну зачем сто раз одно и то же?! Но это потом принесло хорошие плоды в 11 классе. Видимо, это действительно так засело у нас у многих в классе, что мы выпускались действительно с хорошим уровнем русской грамматики, пунктуации и стилистики.

Возвращаясь к моему собеседованию с Ольгой Владимировной: мне казалось, что она вообще меня к себе в класс не пустит, но она лишь подметила с невозмутимым видом, что русский нужно подтянуть за лето. В итоге мне все равно пришлось подтягивать и русский, и стереометрию, потому что математика у всех до этого была одна и та же, как оказалось. Я часто думаю об этом «судьбоносном» решении завуча, благодаря которому моя жизнь сложилась именно так, как она сложилась на сегодняшний момент.

Ольга Владимировна — это был незабываемый учитель, влюбленный в русский язык, в русскую литературу, влюбленный в Пушкина и Белинского. Влюбленный в поэзию. Влюбленный в Льва Толстого, Солженицына и Астафьева. Виктор Астафьев тогда еще был жив, и она когда-то с учениками писала ему письмо, и он передал по радио ученикам 21-ой школы привет. Особенно Ольга Владимировна любила его военные рассказы. Когда мы писали диктанты или изложения — а литература у нас была 11 часов в неделю к 11 классу! — она читала отрывки с такой душой, с таким спокойствием и глубиной, что молчали все. Пусть пацаны и посмеивались над ней и называли «Лёлечкой», но когда отвечали на какие-то ее вопросы, то всегда относились очень к ней уважительно. Все чувствовали ее любовь к своему «предмету». Она даже на день рождения Пушкина цветочки живые в вазочке около доски рядом с его портретом ставила. Да, мы заходили на урок литературы в класс, офигевали, бросали друг на друга искореженные лица и тихонько хихикали. А ведь для нее это было ее душевным занятием. И все это чувствовали. Поэтому и уважали.

Благодаря ей, я, наверно, научилась анализировать вещи и видеть их с разных сторон. Научилась больше чувствовать и писать о своих или чужих чувствах. Потому что требуемые сочинения на 4-6 страниц из пальца не высосешь — либо пишешь от души свое, либо читаешь всех критиков, воруешь их идеи и лепишь что-то общее, которое могло бы удовлетворить нашего гуру. Первое шло всегда проще…

Помнится, в 9-ом классе Ольга Владимировна начала мне доверять. Думаю, мои сочинения ей нравились. Потому что она начала зачитывать мои отрывки. Типа интересное мнение или идея для размышления. Ну а карточки я ее по русскому, естественно за это время запомнила, так что было у меня с русским и литературой все хорошо. Как-то она сообщила мне, что я поеду типа от 9-х классов на городскую олимпиаду по русскому. Думаю, че я там забыла,бесполезная трата времени?! Это же теперь будут снимать с уроков — сиди, готовься с Ольгой Владимировной несколько часов подряд. Ну спасибо! Понятно, да…школе же нужно кого-то послать… Но почему меня?

Я старательно готовилась и прочитала все, что мне Ольга Владимировна дала. Олимпиада была в какой-то школе в городе. А я тут из нашего района ОЗТПовского приехала. Почти колхоз. Шучу 🙂 Помню, ну такие дурацкие вопросы там были типа объясните значения слова «деноминация» или «девальвация». Але, ребята, я в 9-ом классе и мне еще 14 лет, мне не до девальвации. У меня и денег-то своих нет!? Ну написала че смогла. Вот чушь, думаю. Спустя несколько дней мне «Лёлечка» гордо сообщает, что у меня, оказывается, первое место.

Я думаю, это первый раз, когда я реально немного поверила в себя. Благодаря ей. Благодаря «обстоятельствам». Благодаря себе. Поняла, что я себя жутко недооцениванию…

В том году узнала от одноклассницы, что Ольга Владимировна умерла… Видимо, вышла на пенсию, и смысл жизни потерялся. Мы все знали, что живет она со своей старенькой мамой… И я внутренне пообещала себе, что когда-нибудь напишу о ней пост, чтобы побольше людей узнало, что жил такой удивительный и безумно влюбленный в свое Дело Человек. Вот… 🙂

Нашла даже фотку на страничке — теперь уже — 3-ей гимназии, ах да, в тот год моего собеседования ей было 40 лет…

Физра

Спорт меня с детства как-то не особо привлекал. Не нравились мне все эти «вышибалы», где потеешь как слон, да и язык на плече. Или всякие догонялки. Мне нравилось что-то более прикольное, на мой взгляд. Что-то типа «Джон»: ведущий кидает по очереди каждому перед ним сидящему мячик и называет что-то о вымышленном человеке. Например, тебя зовут…(затем кидает мячик и называет какое-то любое имя). Тебе… лет. Ты работаешь… И так далее. Ну или в резиночку прыгать: там концентрация и навык важны. Тоже интересно. Но тут началась в начальной школе физкультура. И учителем к нас был пренеприятнейший Мавлон Дузбоевич. Да-да, Это имя отчество такие 😉 зараза, в голове сидит у меня, видать, крепко, что аж помню его. Три года у нас всего вел. Мавлон детей по всей видимости, ненавидел и на самом деле хотел быть по крайней мере офицером. Ибо у нас он устроил армию. Бегаем по кругу — на улице или в зале — из строя не выходим, не обгоняем. А теперь на корточки сели и гуськом пошли. Не отстаем! По кругу едем, круг не сокращаем. Пацанов особо дерзких мог и по лицу ударить, Ну как пощечину. Или просто замахивался иногда. А уж мы, девки, его и подавно боялись. У него был какой-то свирепый взгляд. Мавлон говорил с легким акцентом. На вид выглядел как смесь казаха и кавказца. Потом уже, много лет спустя, я слышала, что старшеклассники изукрасили его лицо и тело побоями — видимо, мстили или за себя, или за младших…

Моя первая попытка заняться немного спортом увенчалась походом на шейпинг, который проводили в местном санатории-профилактории в пару метрах от дома. Как-то после шейпинга я пришла домой и налопалась макарон по-флотски. Отец посмотрел на меня и сказал:

— ты ж на шейпинг ходишь! Худеть… А зачем нажираешься потом?!

На что я очень сильно обиделась. И «карьера» моя спортивная с шейпингом совсем не сложилась.

Потом, когда я сменила к 8-ому классу школу, я поняла, что физкультура бывает и по-другому, что можно бегать по полю своим темпом. Можно обгонять, можно отставать. И они еще сдавали нормативы — чудеса какие-то. Любовь к физической культуре у меня от этого почему-то все равно не вспыхнула.

В начале 11 класса подружка и одноклассница моя Катюха предложила ходить в ФОЦ. Это местный спортивный центр у нас на районе был, так сказать, — Физкультурно-оздоровительный центр — просто корпус из металлопокрытия, а внутри — спортзал, раздевалки и на балконе второго этажа — качалка. Туда мы и собрались. Катюха до этого занималась каратэ и безумно хотела поступать в Высшую Школу Милиции в Челябинске. Пришли мы к тренеру, мол возьми нас к себе…

Виталик выглядел не по-детски брутально: явно «перекачанный» качок лет 30, постоянно в майке, бритый наголо — он постоянно носил бандану, что придавало ему некую индивидуальность. В то время каждый «уважающий себя на районе пацан» носил короткую стрижку, спортивные штаны с корейского рынка с лейблом «адидас» двумя лампасами ну и шлепки с носками. А зимой соответственно — вместо шлепок — ботинки. Словом, Виталик был особенным.

— че пришли? Надеюсь, не на мужиков глядеть?
Мы, конечно, смутились…
— если хотите серьезно заниматься, будете делать всё, что я вам скажу. У меня кроме вас еще две девочки ходят. Занимаются серьезно.
— хотим!…

Виталик придумал нам программу: 10 кругов внизу по залу для разминки, тренажеры, потом снова 10 кругов. Поскольку в зале постоянно кто-то играл в баскетбол или теннис, то во время разминки в тебя периодически попадал мяч. Поэтому появилась еще одна задача — бегать так, чтобы мяч хотя бы не попадал по башке. Когда Виталик навешивал нам блины, мужики и пацаны тихонько хихикали, а мы — наивные! — в ужасе представляли, как мы тоже станем качками не «в тех местах». Но Виталика слушались. Проходили мы туда полгода, ибо потом начались подготовительные курсы с универ, Катюха занималась с репетитором по истории и праву… Как-то позже летом на дне Железодорожника я видела Виталика на сцене народной самодеятельности наряду с другими качками — у них была какая-то спортивно-стриптизная программа. Правда только до трусов. Дети же 😉 но и свою бандану Виталик тоже не снимал. Катюха так и не пошла на милиционера, потому что всё равно не прошла комиссию из-за плохого зрения, как бы хорошо она не «учила» наизусть таблицу с Ш и Б…

На первом курсе в универе у нас, как оказалось, тоже была физ-ра… На этот раз был не Мавлон, но очень на него по виду похожий. Хамид Вахитович. Правда, мужик очень сговорчивый. С моей одногруппницей Танюхой мы прочухали, что физруку можно платить в месяц что-то около 100-200 руб за местную университетскую качалку где-то в подвале, туда ходить, а от физры типа освобождение. Так мы и сделали. Времена менялись, в качалке были и девчонки тоже. Мы познакомились с кучей народу с разных факультетов и курсов — словом, было прикольно!

Здесь, в Германии я побывала в 3 фитнес-клубах, они ж так называются. То начинаю, то бросаю: единственное, в чем я постоянна — это перемены ; До фитоняшки — как до Китая пешком. Блины, «укутанные» в резиновые чехлы, чтобы удобно было таскать. Крутые тренажеры made in U.S.A. Коктейли, reception, клубные карты… Женщины, мужчины, девушки, пацаны, бабушки, девушки разных национальностей и цвета кожи. Качалка уже не та: нет тяжелой музыки в стиле Раммштайна, от которой хочется искать штангу и жать её, жать. Нет пацанов, которые подсказывают, где ты делаешь неправильно. Нет приколов и смеха. Нет громких мужских стонов и криков от удовольствия жима железа. Нет Виталика, от которого стройнеешь одним его взглядом… 😉

Там, где сидят 90-ые

Ой, бабоньки… Перебираю шкаф. И вы знаете, я до сих пор горюю о порванных колготках. Ведь одна сторона прям новенькая, гладенькая, а на другой — падлы, стрелки аж с трех сторон… Решила отсортировать все колготки, где стрелки и выкинуть. Вот почему дрожит рука каждый раз перед тем, как бросить порванные СЕГОДНЯ СРАЗУ в мусорку?! Нет чтобы сразу их выкинуть?

И тем более не могу выкинуть те, где масенькая дырочка, — зашиваю ведь 😉 ибо глубоко внутри сидят себе посиживают 90-ые годы. Где я с мамой радостно еду на базар Старого города. Чтобы закупить еду, купить нам с мамой колготки — о да, это ж тоже было событие, равное по значимости почти что джинсам! 😉 я про первые колготки типа Golden Lady или итальянские sanpelegrino или что-то в этом роде. Они ведь для суровых и начала безработных 90-ых стоили денег. И купить таких пар так 5 сразу и не представлялось возможностью. Мама очень любила всякую музыку — жаль, конечно, что не ХОРОШУЮ музыку типа Фреди Меркури там, а к сожалению, Божью Коровку и Ненси. Ну это сейчас, конечно, к сожалению, а тогда-то я его не знала — так что и горевать не о чем было в принципе. Словом, я была счастлива вместе с мамой слушать эти песни попсовые вечерами, по выходным и при ремонте — музыка была в доме всегда. Мамин вкус перебивал папино желание включать Розенбаума или доставать где-то у кого-то переписанные бабины Eagles. Эта музыка была круче, но хуже качества, видимо. Ну или мамин вкус 😉

Поэтому если мы на базаре еще и покупали какой-нибудь концерт Кая Метова — ооо, от него моя мама еще прется до тих пор. Я недавно послушала Кая Метова — ну чтоб как-то «потосковать» по тем временам и окунуться в другую внутреннюю атмосферу себя же самой — и поняла, ПОЧЕМУ моя мама его любила! Да у него же просто самый сексуальный голос! Ну правильно — я же как раз сейчас нахожусь в примерном тогдашнем возрасте моей мамы, и могу её понять )))) словом, новая музыка и новые колготки на базаре — и казалось, весь мой день сиял просто яркими красками!!! До чего мы забываем, женщины, эти детские состояния вселенской радости бытия, радости мелочам!

Вот она женская, даже девичья суть — спонтанность. Начала про колготки, а закончила Каем метовым 🙂 будьте спонтанны, девочки! И носите колготки!

P.S. моя мама пару лет назад была на его концерте в Орене

ДДТ. Концерт. Мечты сбываются

Авторский вечер Ю.Шевчука. Не передать словами. Как нельзя передать словами любое искусство. Это эмоции из самых глубин нутра, это муражки до кончиков ногтей и волос, это комок в горле от переполняющих чувств. Уже прошло несколько часов, а комок все стоит… Мне казалось, что мой эмоциональный центр просто переполнялся через край и вибрировал.

Самое «страшное» – что мы вообще не в состоянии передавать то, что творится у нас на душе, когда внутри бушуют океаны. Слова, предложения – это всего–навсего лексико–синтаксический набор языка, отражающий лишь частички какого–то определенного состояния, которые ПРИНЯТО обозначать так или иначе. Но волна муражковых слез, накатывающая будто волна из середины грудной клетки, просто не поддается ни описанию, ни повествованию и ни уж тем более фотографии.

…Продолжать свое сопротивленье
Перелетным сфинксом злой разлуки
Тем, кто контролирует движенье
И гражданскую войну в фейсбуке…

Первый аккорды «Дождя» – и я снова оказываюсь на улицах Оренбурга начала нулевых, иду учиться в 4–ый корпус Гуманитарного факультета. Слушаю двухкассетник у отца на кухне. Таскаюсь с Андреем по недостроенным или, может, уже разрушенным остаткам какого–то детского садика в Степном поселке. Разукрашиваю мелками стены когда–то заброшенной и уже почти растасканной по кирпичам городской больницы, где в некоторых местах открыты лестничные пролеты в несколько этажей и которую я ласково прозвала «Графскими развалинами».

Я слушаю «На небе вороны», озноб словно мелкими стрелами заставляет меня слегка содрогнуться на стуле концертного зала, и вспоминаю свои первые размышления о смерти. Раньше мне казалось, что она черная. Как сны, в которых собственно нет снов как таковых, когда засыпаешь, просыпаешься, а что было посредине – не знаешь. Тебя просто не было. В детстве я думала, что смерть такая. Черная пустота. Но именно в то «нанебевороновское» время я перестала видеть в ней только черное, впервые разглядев в ней Свет и Свободу…

…Свеча догорела, упало кадило,
Земля, застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо за легкой синицей –
Теперь я на Воле, я белая птица.
Взлетев на прощанье, кружась над родными,
Смеялась я горя их не понимая:
Мы встретимся вскоре, но будем иными…
Есть Вечная Воля. Зовет меня стая.

Зал ведет себя достаточно сдержанно. Небольшое помещение с обычными стульями в 20 рядов, не больше. Кирпичные стены, одна входная дверь, даже черного хода нет – ничего пафосного.
– Эй, ребята, можно петь! Вы еще не на суде! – смеется Шевчук. – Танцуем хотя бы бровями!

Для меня он не тот Шевчук, которого я «знаю». Он седой и старый. Он больше не тот, что в начале 90–х пел для меня каждый вечер с экрана 3–его местного телеканала в передаче «Примите поздравления» свою «Что такое осень» и в клипе радостно пинал осенние листья в парке. Да и я больше не школьница 5–ого класса, которая совсем недавно научилась включать без пульта новенький и – для тех времен – очень плоский Фунай с диагональю целых 50 сантиметров, гордо привезенный отцом из воронежской командировки. А также приводить этот же фунайчик в то же самое выключенное состояние. Без палева. Потому что приходишь домой со школы, а пульта ни хрена нигде нет. Потому что добрый папа, блин, телевизор теперь новый ЭКОНОМИТ. И смотреть мы его будем все вместе. По вечерам. Ну и естественно батин канал. Неизвестно, конечно, какой именно из трех каналов вечером будет батиным. Но все три мы сами смогли настроить на этом самом драгоценном пульте. Который, кстати, в целях сохранения своего внешнего вида паковался в красивый пакетик из–под маминых колготок OMSA или Golden Lady. Костюм космонавта.

«На стальных облаках косит прошлое ревностный Бог,
Подрезая людей, чтоб они продолжали расти»

«Вырваться за грань уютной проданной свободы,
Выбраться на волю сквозь витрины–миражи,
Лечь в траву сухую и увидеть свои роды,
Бабка–повитуха–жизнь, хоть что–нибудь скажи»

«…И поведет нас под венец,
У алтаря откроет тайну,
Что все на свете не случайно,
И смерть для жизни – не конец»

«Ты уехал за счастьем – вернулся просто седым»

Шевчук для меня не под стать Расторгуеву, распевающему о стерве–войне и батяне–комбате, Патриотизме и при этом даже не служивщий; не под стать Кругу, которому кольщик должен был бы наколоть купола в условиях тягот и невзгод зарешеточной жизни, хотя сам он в местах не столь отдаленных никогда не был… Дело, конечно, вкуса и кого как вскрывает… «ЮЮ поет о правде и свободе». Просто о Жизни. Со всеми ее тараканами. О во всем виноватой весне. Об осени. О мужчинах и Родине. О водке. О душе наизнанку. О Человеке.

Безмерно ему благодарна.
За мои непередаваемые эмоции.
За скрашенные его песнями «примите поздравления» в Фунае 90–х.
За осень.
За дожди.
За расстрел рассветами.

Пьяный ум

В честь праздника 8 марта мне «подУМалось» сходить–таки на вечерину–дискотеку. Как же отчетливо, несмотря на алкоголь, – который я кстати, уже давным–давно не пила, а уж тем более в ТАКИХ количествах, – можно наблюдать рвения ума. Как мне Бина говорила в углубленном Прочтении, «тебе кажется, что твоя жизнь – это сцена, это эмоции, королева дискотек итд». Я на самом деле не такой уж ярый поклонник дискотек, но если иду, то стараюсь «выложиться» на 200% – это значит, со всеми причиндалами моего ложного Я:

– мне хочется, чтобы на меня смотрели
– я одна из первых рвусь на «сцену», то бишь танцпол
– меня ОЧЕНЬ огорчает, когда ко мне никто не подходит и я остаюсь незамеченной
– меня огорчает, когда другие (простые знакомые, так сказать) думают, что я не часто кручусь в этом обществе так сказать, и не представляю большого значения так сказать
– меня реально тянет в это иллюзорное high society, хотя в глубине души я чувствую: на хера мне это ваще сдалось?!?!?
– мне хочется, чтобы меня знали и узнавали, и подходили сами…

И то разочарование, горькое разочарование, которое я пережила вчера, не передать словами. В какой–то момент, после 5 бокалов вина, когда Катя уже еле стояла на ногах, в голове сработал СТОП–кран эдакий, который просто поднял тело с дивана, в считанные секунды понес его в гардероб и с такой же скоростью на энерции – к выходной двери. На автопилоте схватив розочку, подаренную при выходе из диско, я шла по мокрой ночной улице под мелким моросящим дождем, с глазами, полными слез…

И я не понимала, почему мне хочется рыдать. Что это: жалость к себе, что тебя не замечают ТАК, как бы тебе этого хотелось, что не восхищаются тобой ТАК, как бы тебе этого хотелось, что НЕ выделяют из толпы, а просто приравнивают к серо–черно–белой, хоть и празднично разодетой массе, разочарование, что я тут НИКОМУ не нужна. Ну зачем мне это внимание, зачем это признание, нужность кому–то? Зачем мне все эти люди, чужие, НЕмои люди?

Шла и думала: алкоголь настолько сильно открывает где–то в башке какие–то центры, вскрывает и активирует какие–то связи, нейронные соединения. Мне всегда казалось раньше, что алкоголь делает нас такими, какие мы есть (Что у трезвого на уме, у пьяного – на языке) на самом деле. Вот именно: он делает нас такими, какие мы есть в нашем УМЕ. Наверно, он очень подавляет мои «истинные» центры, словно приглушает, и наоборот, достает из самых глубин боль, страхи, ненависть, неприязнь всего Ложного Я – все всплывает на поверность. Но не в прямой, а в какой–то извращенной форме. И это ОЧЕНЬ неприятно… Как ковырять уже вроде как засохшие болячки на коленках, и они кровоточат по–новой…

Неужели чем дальше эксперимент, тем больнее?…
Неужели идешь глубже и глубже?…
Неужели тебя забрасывает все дальше в прошлое, которое уже давным–давно стало неосознанным?…

Мне в первый раз реально ОЩУТИМО стало страшно…сегодня утром при осознании, конечно. Насколько бессознательны и забиты в настолько дальние углы все страхи и страдания ложного Я, и ведь не менее страшно их оттуда вытаскивать…