О беженцах. Немного.

Недавно познакомилась с одной молодой женщиной Ксенией на девичнике. Русской. Так же как и я, она когда-то приехала в Германию учиться, работать и познавать мир и немецкую (и не только) культуру, как говорится. Сейчас она преподаёт немецкий как иностранный. Это значит, что не в школе, а на курсах для других иностранцев. В основном, это беженцы, призналась она. И ей нравится её работа.

Разговаривали мы втроём, недолго, по дороге к метро. У Юльки и меня, которые так же как и Ксения, отчаянно боролись за свое место под солнцем, жестоко конкурируя с немцами, живёт внутри, как ни крути, некое чувство несправедливости по отношению ко всем «этим понаехали на готовенькое» 😆Ну мы и начали интересоваться, как эти понаехавшие обучаются. Ведь мы тоже как-никак своими налогами внесли свой вклад за оплату их курсов немецкого языка.

— Нам-то никто ничего не платил! — говорит в нас чувство несправедливости. — Мы-то все сами себе пробивали. Упорным трудом…

— Ну и как они там, не пристают к тебе?
— Да ну. Они женщин-то за женщин не считают. Как-то один пытался что-то типа «заигрывать», я ему говорю «я тебе в мамы гожусь!» А он мне — «какая ты мне мама, ты штаны носишь»
— Уууууу… — настолько всё плохо?
— Ну а то! Они большинство же вообще безграмотные. У них пальцы атрофированы. Мы 5 минут пишем, 10 минут они отдыхают, пальцы болят.
— Ну вообще…
— Дык они кто из городов, еще писать умеют, а кто из деревень, в школу никогда не ходили.
— А какие страны в основном?
— Ну восток…какие. Ирак, Афганистан, северная Африка, Сирия…
— Мммм… неужели когда-то они смогут влиться в «дружный немецкий коллектив «? И жениться на образованных немках?

На фото домики для беженцев. В нашей деревне и в соседней. Опять же меня охватывает зависть. Что мне никто не помогал по приезду на «халяву», не давал денег просто так, не покупал велосипед, не водил на курсы немецкого, не оплачивал жилье… Но я и не приезжала, конечно, из страны, где война. Я приехала воевать сюда сама. Воевать за лучшую жизнь. За лучшее будущее своих детей… И никто никогда не узнает, где оно лучше 🙂 И что было бы, если бы… Ведь нам всегда кажется, что у соседа всё равно трава зеленее…

После родов. Расшатанный идеализм

…мне положили ее на грудь. Мои первые мысли были чем-то сумбурным вроде “о боже, о боже, она шевелится, это настоящий человек! Маленький человек. Который только что был внутри меня и так же шевелился. Какая же она тёплая прямо оттуда”. У нее на голове было много тёмных волос, что меня почему-то очень удивило, ибо я “ожидала” блондинку. Не то, чтобы хотела, а именно так себе представляла. Я прижимала ее к себе и не верила, что это мой ребёнок…

Через пару часов после родов меня отвезли в палату. Да-да, отвезли. Ибо швы, все дела… ты садишься на кровать с колесиками, тебе кладут на грудь ребёнка, на кровать кладут сюда же пакеты с твоим шмотьем, обувь и везут. На лифте на другой этаж, из родильного в детское отделение. Милый помог донести вещи, которые мне пригодятся потом, — то бишь мой чемоданчик. Было уже поздно, около 11 вечера. В палате полусидя дремали ещё две девушки с малышами на руках. Горел приглушённый свет. Муж, который после моих 17-часовых родов выглядел немного хуже меня, отправился домой спать, в палату заглянула акушерка и тихонько сказала, что скоро принесёт мне детскую кроватку, и свалила…а я осталась с Лизкой на руках один на один, пытаясь правильно сувать ей сиську с молозиво, как нас учили на курсах подготовки.

В течение часа я перекинулась парой слов с соседками, ибо никто из них всё равно не спал. Потом пришла акушерка и привезла кроватку, в которой Лизка, кстати так и не спала, а лишь использовалась мною для перемещения по отделению: для ночных осмотров, за чаем, за бутылочками. Носить на руках детей по отделению запрещено во избежание падения, спотыкания итд, ибо многие с травмами, а кто-то после кесарево. Поэтому возишь с собой на колёсиках. В палате на трёх человек есть все необходимое: туалет с душем, пеленальный столик с лампой обогрева, памперсы, прокладки, одноразовые трусы, полотенца и одежка для деток: распашонки, ползунки. Три раза в день приносят еду, заранее спрашивают, что будешь есть. Ибо есть меню для вегетарианцев. Выдают многоразовыую пластиковую бутылку, в ней из кухни можно приносить себе воду. Мы кстати случайно прихватили её с собой, когда выписывались, до сих пор иногда мучает совесть. Хотя кто знает, может, их и выкидывают потом. Вход в больницу и вообще в детское отделение свободный, никто никого не проверяет, только следят, чтоб посещения были после 16 и до 20 часов. Папам можно приходить с 9 утра до 21 вечера. У соседки муж тусовался так с ней практически целыми днями. Иногда на кухне стоят остатки сладостей или фруктов от того, что недоели мамочки. Порции пирогов, яблоки… На кухне большой выбор чаёв разных. Я иногда думала: вот в России бы наверняка приходили и еще бы брали с собой домой это всё… )))

Всю ночь ни я, ни Лизка не спали, впрочем и на следующий день тоже. Да и вообще за 3 дня пребывания в больнице я спала общим счётом не более 5-6 часов. Я не понимаю, как это работает, но по ходу в женском организме вырабатываются какие-то специальные гормоны для не-спанья 🙂 Рэдбулл, адреналин раш, или пансионат энергетиков, как сказал бы Галустян, наряженный в Гадю Петрович Хренову. Я боялась Лизку как-то уронить из рук, если вдруг усну прямо сидя. Ложиться особо не получалось, ибо рядом со мной, когда я пыталась разместиться на кровати боком буквой зю, она просыпалась и плакала. Но это все как-то не мешало. Я наблюдала за ней, рассматривала и постепенно начала влюбляться. Говорят, у кого-то любовь к детям открывается с первого взгляда, сразу после родов, у кого-то она медленно раскрывается потом…

Интересно, как постепенно ты начинаешь переживать за этого крошечного нового человека в этом мире. Твоя беспомощность в самом начале, подкрепленная материнским инстинктом, сменяется процессом обучения и ознакомления. Я многое спрашивала у девчонок в палате, потому что они были со вторыми детьми. В палате нигде не ‘брал” интернет, да и позвонить было тоже невозможно, только на балконе))) но как вы понимаете, туда я могла выходить очень редко. Когда приходил милый, я просила его отнести телефон для синхронизации на балкон, а потом уже читала все сообщения и отвечала на них. Или иногда получалось что-то прочитать из сообщений, когда я ходила на кухню за чаем, около окна телефон немного ловил.

Были такие вещи, о которых я либо не прочитала, либо не услышала :)Например, я знала, что у малышей бывает первородный кал тёмного цвета, но я не ожидала, что его будет столько много и что выглядит это всё как смола. Не знала, что детей может ТАК СИЛЬНО тошнить, потому что у них в желудке ещё есть околоплодная жидкость. Не предполагала, что срыгивать они могут ТАКИМИ фонтанами и прямо через нос )) Первый раз на это смотреть, конечно, ужасно. Но потом понимаешь, что ты боишься этого всего далеко намного больше, чем твой малыш. А твоё дитё уже очухалось и дышит нормально дальше. Не думала, что первый раз посцать после родов будет таким очень странным и неприятным занятием, ибо ТАМ по ощущениям словно бульдозер проехал и всё перепахал )) Интимные вещи, конечно, но об этом стоит говорить, наверное, ведь это естественно. Я лежала и думала, вот не зря, наверное, в старинные времена, женщины тусовались группами и их обучали и помогали более взрослые и опытные женщины. Да что говорить, ещё 100 лет назад, наверное, ещё были такие общины женские и посиделки. Сейчас да, тоже есть и курсы, и подружки вроде расскажут, и в больнице тоже помогут и подскажут, если нужно, но всё равно… Я представляю, что женщина, находясь с ребёнком среди других опытных женщин-матерей и акушерок, готовых ей помочь, чувствовала себя более защищённой, уверенной и расслабленной. Да и атмосфера больницы тоже накладывает, конечно, свой отпечаток стресса: вроде бы всё необходимое есть, все удобства, а всё равно эта беспомощность… Особенно она накатывала ночью. Когда ты, уже измученная и давно не спавшая после родов, сидишь одна с крошечным созданием на руках в полутьме и полудреме. Хоть и знаешь, что всё хорошо, что рядом есть другие женщины, что в коридоре есть дежурные и тебе помогут…но эта беззащитность какая-то очень внутренняя. Ну и доносящиеся с первого этажа родильного отделения звуки и стоны рожающих женщин тоже как-то особо не дают расслабиться 😆✌

…И вот пару недель, и ты дома с ребёнком совершенно одна 🙂 и он на тебе висит 24 часа в сутки. И это буквально так, а не образно. Я раньше думала: да ладно, говно вопрос, че нельзя на пару минут дитё оставить на диване, чтобы сгонять в туалет или чай себе сделать?! И теперь понимаю: да, иногда это либо невозможно (ибо она сильно плачет, а материнское сердце не может себе позволить распивать чаи, когда беспомощное создание нуждается в твоих объятиях), либо второстепенно (когда она наконец-то успокоилась и уснула у тебя на руках, а ты хоть и готова наделать уже себе в штаны, но терпишь, ибо спокойствие важнее). Стоишь у холодильника с ребёнком на руках, который сосет сиську, пытаешься одной рукой налить себе молоко для кофе, и тут падает крышка. Либо молоко теперь надолго останется без крышки. Либо теперь ты начнёшь обучаться искусству акробатики: как поднять крышку ногой и передать ногой эту крышку своей же руке, не уронив и не разбудив при этом ребенка. Может, в 20 с копейками лет это и становится г@вно-вопросом, но для меня, нетренированного офисного планктона, это, товарищи, настоящая йога. Присесть за крышкой с дитём — это уже не вариант, ибо я потом просто не встану. Ты только подняла крышку с 20-ой попытки и безумно горда собой, как из другой комнаты радостно несётся кошка и начинает путаться под ногами, надеясь, что наконец-то дадут ещё что-то другое пожрать, ибо хозяин даёт только сухой корм с водой, и эта дедовщина уже поднадоела. И ты пытаешься — с вызванной в таком сердце жалостью — присесть чуть-чуть на корточки и налить молоко в кошачью миску. Но твои ноги не эгегеееей какие тренированные, а левая рука — не эгегеееей какая точная и ловкая. И молоко льётся немного не в миску. А, по хер, думаешь ты. Кошка голодная, слижет вокруг миски. И она слизывает.

Спустя 7 недель Лизка начала интересоваться игрушками (ну всякие колокольчики, погремушки итд), и теперь ее можно положить ОДНУ на 5-7 минут под всякие интерактивные штуки, и она будет глазеть, втыкать и гулюкать там что-то. В такой момент я даже и не знаю, что делать. То ли бежать в туалет, то ли что-то нормально пожрать, то ли отсортировать бельё… и сразу вспоминаю годы учёбы: как только начинались времена экзаменов, так сразу хотелось убираться, лишь бы не учить это всё. А особенно хотелось мыть окна. Как потом выяснилось, я такая была не одна в своих желаниях. Сейчас мне окна, конечно, мыть не хочется. Но желания с другими по-прежнему совпадают. Потому что мы хоть и все разные, но всё равно очень и очень похожие (99,9% одинакового генетического материала, если что) 🙂 Поэтому мне и хочется, наверное, этим делиться. Потому что так или иначе кто-то узнает в этом себя… ✌💜❤💙

П.с Свекровь приезжала в гости. Сказала, что последние исследования младенцев показали, что они реагируют на комбинацию черно-белого и красного. И чтобы была улыбка. Вот. Рисую доселе несуществующих насекомых. Как вам такая божья пчёлка? 😋😂

П.п.с начала тренировать память и вспоминать, учить и петь детские песни. Пока что Голубой вагон и Чебурашка. Как же прекрасно вспоминать детские мультфильмы!! 😍😋 совсем другое восприятие!!

Беседа с собой. Почему в Германии не воруют цветочные горшки?

Я тут решила поработать над своими страхами и заодно принятием себя 😋 Прорабатываю горловую чакру! Вот ум мой говорит: прежде чем снимать видео, надо подготовиться хоть немного с темой и речью, хоть чуть подкраситься, а то вся такая бледная итд 😅 И думаю, кому чего доказывать и выпендриваться, опять твой еб@чий идеализм: либо очень красиво, либо никак. Вот сейчас такая, какая есть. И говорю то, что думаю. Веду сама с собою беседу, точнее делюсь размышлениями некоторыми по поводу немецкой (точнее баварской) культуры. Словом, пока гуляла до леса по нашей сельской местности, спонтанно записала видео 😋 И решила, что даже если одному человеку это будет интересно, то классно! 🧡💙💚💛💜

Беседа с собой: почему в Германии не воруют цветочные горшки? 🙂

Уход из «духовности» в ЖИЗНЬ.

Самокопанием я занимаюсь всю свою сознательную жизнь. Начиная от книжки гороскопов в 11-12 лет, психологии Козлова в 16-18 и заканчивая прочими умными и «серьёзными» духовными трактатами в старшем возрасте. А потом ещё и появился ютуб с умными и не очень тетями и дядями, которых можно было слушать и умнеть дальше. Катя слушала, читала и умнела. С моим-то аналитически-творческим умом для эго это просто оргазмические переживания. Копание в себе лопатой постепенно — с зарабатыванием каких-никаких своих денег во время учёбы и бесконечных подработок — перешло в тяжёлую артиллерию: теперь за денежку можно было разгребать в себе груды завалов бульдозером. А когда стала полноценно зарабатывать — начала рыть подземный туннель. В прошлые и параллельные жизни. Чтоб жизнь малиной не казалась. Ну нравится человеку искать проблемы и причины этих проблем. Что само по себе в принципе неплохо и даже похвально. Когда это не становится какой-то навязчивой идеей или даже формируется в жёсткую программу о том, что тебе постоянно нужно в себе что-то менять, постоянно делать какие-то практики, ходить на вебинары, сатсанги, зажигать свечки, чистить карму и очищать свои тонкие тела на всех уровнях…

Когда-то я остановилась и призналась себе, что на самом деле не живу свою жизнь. Что я бегу от нее. Бегу от себя, пытаясь не познать себя, а пытаюсь сделать себя какой-то идеальной и очень «духовной». Я живу жизнь, но какую-то не настоящую, какую-то временную, как будто передвигая свою настоящую куда-то в будущее. Вот потом…, когда я очищу вот это и то, вот когда я избавлюсь от такого-то страха, вот когда во мне не будет каких-то качеств, вот когда я стану веганом/сыроедом, вот когда мне откроется настоящее изобилие, вот когда я раскрою свою истинную внутреннюю женственность и силу богини, вот когда я встречу такого-то (с такими же как и у меня «духовными» качествами) мужчину, вот когда мы начнём жить в эко-поселении… И прочий бред, о котором нам талдычит духовная часть интернета. Это виртуальный, несуществующий, иллюзорный мир, который я годами создаю у себя в голове. Раньше он формировался на основе фильмов и книг. А теперь сюда добавились отрывки чьих-то историй, как должен жить духовный человек. Это слава богу, я ещё глубоко ведическими знаниями не увлекалась. А то бы еще пыталась стать идеальной в этом плане. И бац, кирдык, целибат на 10 лет. Отвел Господь.

Я поняла, что живу, пусть и совершая кучу «ошибок», как я их называю, но стремлюсь все равно к какой-то жизни идеальной. И к себе идеальной. Я пытаюсь в моей голове в несуществующем, разумеется, будущем создать образ и себя идеальной, духовной, освобожденной, просветленной, и образ жизни своей идеальной тоже рисую. И к нему стремлюсь. И всё это так и остается там навсегда. И там живёт себе. В будущем. Которое никогда не наступит. Потому что оно будущее.

Вообще этот пост должен был называться «е@учий идеализм», но всё-таки тему идеализма надо, наверное, раскрыть глубже. Ибо для меня это вообще тема и урок моей жизни…

Словом, мы называем нашу обычную жизнь 3Д и иллюзией, а так называемое саморазвитие и хождение по вебинарам и практикам, даже и когда сами проводим что-то (за деньги или без), — жизнью духовной. И сами не замечаем, как делаем шаг в другую иллюзию. И врем себе и другим дальше. Только теперь с еще больше раздутым эго. Я же теперь намного больше ЗНАЮ и ещё и ВИЖУ. Больше других смертных. Гордыня, товарищи. Причем такая скрытая. Когда я перестала врать самой себе, когда увидела, что продолжаю работать на систему, только другую, которая очень красиво себя маскирует под помощью другим людям. Когда я призналась себе, что хочу ЖИТЬ здесь и сейчас. Что я действительно хочу семью, а не как-то абстрактно очиститься от кармы прошлых жизней… что хочу работать над собой в отношениях, в объятиях обычного земного мужчины, не боясь пройти через свои прошлые обиды и боль. Что мне нужна обычная жизнь здесь на Земле. Иначе зачем я воплотилась в очередной раз? Чтобы поскорее свалить обратно? Чтобы взрастить свою душу через земные опыты, но тем не менее ЖИТЬ.

Здесь можно, конечно, много дискутировать и спорить. Может, мне нужно было пройти через все эти опыты, чтобы оказаться здесь и сейчас. Да, скорее всего так и есть. Оказалась бы я там, где я есть, просто так, без борьбы, без иллюзий, не прилагая никаких усилий? Вряд ли. У всех свой путь, конечно. И своя версия миссии на земле. А может, вообще нет никакой миссии и мы просто ежеминутно делаем выбор. И есть тысяча вариантов. А может, есть план души и куча уровней, как можно пройти определённые уроки. Очень больно или очень осознанно. Или вперемешку. Мне ближе такая версия. И сейчас я перехожу. Не из третьего измерения в стотыщдевятое. Я перехожу от боли к осознанности. Все, нет времени писать. Пошла жить дальше 😅

Обожаю весну

Обожаю весну. Пора цветения. Гуляю, точнее МЫ гуляем, к сожалению, реже, чем мне бы хотелось. Ведь мать полагает, а дитя располагает 😅 Лизка настолько ручная, что я провожу с ней действительно 24 часа в сутки. И так уже 5 недель. Ещё ни с кем никогда я не была так близка. Я всё-таки думала, что это фигуральное выражение, а не буквальное. Её даже оставить одну спать нельзя: это продлится максимум 10 минут. Ни днём, ни ночью. Спит она либо на мне, под боком или на руках. Поэтому наша самая долгая разлука за день — это мои заслуженные 20 минут, проведённые в одиночестве под душем вечером, когда её папа приходит с работы. Остальные мои минутные перебежки — это попить, начать готовить себе завтрак, кинуть в микроволновку обед, положить на зарядку телефон, поднять с пола то, что упало за последние пару часов, покормить Масю, кинуть в машинку белье или, извините, сбегать посцать. Дела более крупные — тут мой ребёнок везде выступает невольным свидетелем. Ну я как бы тоже выступаю невольным свидетелем всех её дел тоже. А в некоторых — даже и непосредственным ликвидатором последствий, я бы сказала 😆

Я столько всего учусь делать заново. Одной рукой. Или особенно левой рукой. Когда одной левой мажешь масло на постоянно передвигающийся от тебя куда-то по тарелке кусок хлеба или той же самой ножницами пытаешься открыть посылку с очередным бельём для кормления, то понимаешь, что одна рука у тебя однозначно растёт из того самого небезызвестного места.

Ну вот гулять мы можем, только когда она спит. Причём глубоким сном. Тогда ее можно быстро класть в коляску или слинг и идти дышать свежим воздухом. Но такой глубокий сон случается лишь один или два раза в сутки. Причем один из них ночью. Как ни странно, но в это время мне не хочется на свежий воздух. Соска не канает: обман распознается уже на первой минуте. Надеяться, что ребёнок уснёт в коляске или слинге по дороге, тоже бесполезно. Не уснёт. А будет кричать на всю Фрицовскую. Так что в те редкие моменты, когда я таки на улицу с ней выбегаю, меня ожидает полно сюрпризов: яблони уже цветут, распускается сирень и даже одуванчики скоро станут белыми. И… как в анекдоте: лица, лица живые лица!

Необычная весна.

Я шла к ней долго. Много-много лет. К этой самой весне. Через радости и боли познания себя, через яркие осознания и мучительные слёзы от высвобождения внутренних блоков. Она пришла ко мне ещё давно и ждала. Ждала моего роста. И я знала, что мне нужно расти. Расти можно только через высвобождение глубоко спрятанного и безумно болезненного. Для меня этим спрятанным оказались — к моему собственно великому удивлению! — отношения с мамой. А я ведь всегда была уверена, что в этой сфере у меня вроде бы совсем нет проблем. И ОНА показала мне конкретно, ГДЕ. Она показала до, она показала во время, она продолжает показывать мне сейчас. Потому что это процесс. Словно распутываешь какой-то клубок. И вяжешь что-то новое и очень красивое, доселе тебе незнакомое. Вяжешь легко. Без тяжести на сердце. Словно я сама плету свою жизнь. Не по старым тетрадным шаблонам. А просто так. Сама. Свой неповторимы узор.

А сама тема раскрытия отношений мамы и дочки началась ещё пару лет назад. С моим, так сказать, духовным наставником, как я тогда это воспринимала. Красивое название в рамках «духовного развития». А на самом деле я искала в ней маму. Маму, которая не будет судить, которая не знает лучше тебя, как «правильно» и как надо, маму, которая примет меня такой, какая я есть. Которая будет меня просто любить… Безусловно. И я некоторое время жила в этой иллюзии. До тех пор, пока не пришло время настоящей работы над собой. До тех пор, пока я не стала говорить то, что я думаю и чувствую. До тех пор, пока жизнь не показала мне, что нет ничего важнее доверия себе и своим ощущениям. Нет ничего дороже любви к себе. Нет ничего прекраснее бытия собой. Даже если тебя другие считают предателем и практически Иудой. Даже если против тебя ополчится целая гвардия. Нужно вставать. И идти дальше. Даже если одной. Но идти по своему пути, к СВОЕМУ счастью.

Потом было практически то же самое с моей настоящей мамой. Те же шаги. Те же ощущения. То же отторжение. Та же боль. То же освобождение. Ещё один шаг навстречу себе. Навстречу моей весне…

Благодарю небеса за эти ощущения. За передвижение походкой медведя. За страхи и бессонные ночи. За боли схваток и родов. За Лизку. Мою весну ❤

П.С. Совсем забыла! Хотела поблагодарить и порекомендовать (кому, может, нужно) Миродара Ерко, которая помогла мне увидеть глубинные (подсознательные) проблемы в отношениях с мамой. Очень тонко чувствующий человек с сильной материнской энергетикой. Ну не спроста у нее, видимо, пять своих детей )))

Неплавающий мейнкун

Наша кошка как истинный представитель породы мейнкун действительно любит проводить время в ванной. Только без воды. Обычно лежа на чистых полотенцах и оставляя там свои длинные «волосы», но иногда и в самой ванне. А когда-то я наивно надеялась: ну а вдруг у меня будет плавающая кошка! Масяня даже приносит сюда свою мышь: то ли сама с собой играет, то ли прикидывается, что поймала и горделиво хвалится добычей. Купали мы её последнией раз года полтора назад, когда у неё завелись блохи — нагулялась на балконе. Мася вышла из ванной мокрая, худая как дрыщ и безумно злая на нас и весь мир. После чего демонстративно пошла под письменный стол и прямо на наших глазах навалила там огромную кучу. С тех пор в ванной она только расслабляется. Ну нафиг 🙂 А оставшимся шампунем от блох мы и сами помоемся 🐈🏝

Тишина в библиотеке

Много картинок и букв 🙂 «Потому что тишина должна быть в библиотеке! Тихо, я сказал! Или я тихо сказал!?» Ну во-первых, я впервые побывала в магазине б/у-шных английских и американских книг Мюнхена. Там такая система: можно принести свои б/у книги, и если они «достойны» внимания или покупались у них, то их возьмут на выкуп, но деньги не дают, а начисляют «credit points «, на которые можно купить другие книги из магазина. Можно открытки тоже 🙂 Собака с фото — она там живёт. Похоже, что не читает, просто лежит.

Я хотела взять что-то из Джека Лондона в оригинале (не знаю, почему я про него вспомнила), но его не оказалось. Милый взял что-то из Хемингуэя, может, попробую его, Эрнеста, на английском. Увидела «Маленького принца», вспомнила, как мы читали его в универе на каком-то курсе на home reading. К тому времени я узнала, что книжка на самом деле не только детская, но и очень мудрая. «Мы в ответе за тех, кого приручили «… Вчера осознала, что никогда не читала «Сказки страны ОЗ»😋 Да и вообще много чего не читала.

Потом мы были в огромном магазине сигар (и прочего табака), на фото — листья табака, а так же виски выдержки 20 лет, я и не знала, что их могут «держать» так долго и продавать потом так дорого! 😅 Неподалеку во дворе кто-то разбросал, недоиграв, шахматы.

Ну а кульминацией субботы стала очередная поездка в русский магазин. Я решила проверить, а не продают ли снова мохнатые яйца (=киви) десятками за очень дёшево?! 😆 На этот раз я вообще обомлела: они продавали ящик (5кг) за 5 евро. Некоторые, конечно, переспелые итд. Пришлось брать, че!! Мы дома ради прикола посчитали — 62 штуки 😂😂😂 ну теперь, конечно, меньше. Угадайте, какие фрукты я теперь употребляю вместо чая со сгущёнкой? 😋😆 @ Munich Readery Book Club

Как быстро сбросить лишний вес?

Ну вот мы и на борту. Огромный самолет, собирающийся перевезти нас через океан, несколько отсеков, куча бортпроводников и ощущение, что они все — пенсионеры. Ну или где-то рядом. Почему сюда не пускают молодежь? Или наоборот, почему молодежь не идёт сюда работать? Судя по тому, КАК нас несколько раз по 10-15 подряд трясло по «дороге», работают здесь одни бывалые крепкие орешки.

Перед каждым приемом пищи разносят горячие влажные салфетки. За 11 часов перелета нас кормили 2 раза + напитки, конечно, чаще, два раза разносили закуски , один раз — cookies (печеньки). Такие вкуснючие! Американ стайл. Что я даже после долгих раздумий решила пойти в конец самолета к бортпроводникам и попросить ещё одну печеньку. Но тут опять по пути между рядами меня (точнее наш самолет) настигла турбулентность. Поэтому я ломанулась назад пристегиваться. Словом, печенька мне с треском обломилась. Потом с ужасом в сердце увидела, как наш чернокожий сосед слева свою печеньку абсолютно хладнокровно отдал в мусор. «Больно мне, больно, не унять эту злую боль…» ))))

— Цель Вашего пребывания в США? — спросил таможенник на «нормальном» внятном американском и попытался сравнить мое распухшее лицо с оным на фото в паспорте.

— Извините, Форреста Гампа только что смотрела. Плакала… — пыталась пошутить я. — «Это… Конференция по новым компьютерным технологиям и защите компьютерных программ.» — хотелось мне ответить фразой из «Брата-2». Но сказала я совершенно другое: «В гости».

— В чемодане есть что-то кроме личных вещей? Что конкретно?

Я аж расстерялась.

— Сладости, сувениры…

Тут попытался подойти помочь милый, который стоял неподалеку и увидел мою растерянность. Но таможенник резко выставил руку и завопил «НЕТ! Не вмешивайтесь!» — и спокойно продолжил:

— Продолжайте. Я немножко говорю по-русски, — выдал он действительно на неплохом русском.

— Да не, не. Все ок. Мне ж надо практиковаться. И я продолжила свой список ввозимых в страну товаров.

— Овощи, фрукты, растения имеются?

— Нет.

— Welcome to the United States! — с улыбкой завершил таможенник. И тут прозвучал долгожданный хлопок проставленного в паспорт штампа о въезде.

— Сэнк ю вери мач.

По законам США даже при пересадке (в случае въезда в страну) ты обязан забрать свой чемодан и сам отнести его на следующий конвейер. Таким образом ты «подписываешься», что ты собственноручно его собирал и отвечаешь за его содержимое. Ну тебя ещё до этого раза два спрашивают (ещё в стране вылета), твои ли там вещи, сам ли ты собирал чемодан и передавал ли тебе кто-то что-либо с собой, кем ты и где работаешь и когда летишь назад. Да-да, с security у них всё достаточно серьёзнее, чем в других «цивилизационных» странах. Кстати, если где-то по пути твой чемодан вскрывают (что произошло с двумя нашими чемоданами на обратном пути), то там оставляют вот такой листочек с извещением на английском и испанском языках:

В очередной раз обратила внимание на то, что при выходе из самолета везде стоит куча сотрудников аэропорта и направляет тебя в правильную сторону, несмотря на наличие множества указателей и табличек.

— Ну тупыыыыые, — невольно всплывают в памяти слова Задорнова. Но я себя останавливаю. Ибо это и правда удобно. К тому же тебя везде приветливо встречают:

— Добро пожаловать в США.

— Счастливого Нового Года!

— Проходите, пожалуйста, сюда…итд.

Даже если это и «наигранно», даже если это просто их работа, всё равно намного приятнее, чем конвой с собаками и криками «проходим, чё встали!?» или «уберите свой телефон! здесь охраняемая зона и запрещено фотографировать» недовольным голосом 🙂

После того, как отдаешь свой чемодан на его дальнейшее следование, проходишь ещё раз зону security. Ну мало чего ты за это время нахватался! Замечу, что при этом транзитную зону ты ещё ни разу не покидал и в сам аэропорт не выходил.

У милого отобрали виски для дальнейшего осмотра. Причем они были упакованы в полиэтиленовый (запаянный) пакет от Duty Free. Я аж оторопела: когда он успех их купить? Я только пописать отходила 🙂

Тетка хладнокровно вскрыла пакет. А нам же дальше лететь. И уложила бутылку в какой-то хитрый автомат.

— Вы что, проверяете, действителен ли у виски соответствующий срок выдержки? — пошутил милый.

До следующего вылета оставалось 4 часа, и мы решили заблудиться в аэропорту. В Атланте просто невероятно огромный аэропорт с кучей терминалов и беспилотной электричкой между ними. Как выяснилось, он ещё и самый загруженный аэропорт мира. И по числу пассажиров, и по числу прилетов и вылетов. Мне показалось, что стартовали самолеты каждые 2 минуты: позже на вылете перед нами самолет только-только оторвался от земли, а мы уже поехали следом на старт.

Поезд-беспилотник между терминалами, ходит каждые 30 секунд

Поднимаешься на второй этаж (где все кафешки и залы вылета) — и вот она, настоящая Америка! Запах фастфуда, живой саксофон, чернокожие с сожженными волосами цвета гидроперита и жутко длинными накладными ресницами, деды в бейсболках и шортах в январе-месяце. Тетки с видом «пенсионный-возраст-поздно-продлевать» с дредами, в кожаных куртках и открытым пупком.

Атланта, США. Аэропорт

— Я люблю эту страну! — воскликнула я в азиатском ресторане аэропорта, оглядываясь по сторонам, — здесь у меня однозначно нет лишнего веса!

Лирический водитель

Когда у меня были первые уроки вождения, я для себя решила: да я в жизни не смогу ездить на машине. Сплошные препятствия и неприятности вокруг! Трогаться нормально не получается, ехать страшно, размеры машины оценить не могу, а вокруг сплошные гончие велосипедисты и беззаботные доверчивые пешеходы.

— Да расслабься ты, ей Богу! — тряс меня Анди, мой инструктор по вождению. — Вцепилась в руль… Расслабь немного хватку-то. Ты что, думаешь, если ты руль отпустишь, машина сама начнет вилять вправо-влево самопроизвольно? Да она прямо будет ехать!

Но Анди я упрямо не верила. Боялась потерять контроль. Не доверяла — от слова “совсем” — другим водителям, прохожим и уже тем более — велосипедистам. Я выходила из машины и еле-еле доходила до дома. Ибо мою правую ногу сводило нафиг ТАК, что я реально хромала.

— Да уж, Анди… — говорила я с ужасом осознания всей ситуации. Все ведь как в жизни.

— Да-да. Поверь мне. Я уже 10 лет этим занимаюсь. И всегда видны проблемы человека. Они все выливаются в этих критичных ситуациях.

Пипец, подумала я. Вот они все, голубушки! И страх потерять контроль, и недоверие людям (в том числе опытному инструктору, который знает свое дело!), и гипер-ответственность за машину и всех участников движения, хотя я ведь еще ученица! Во бред! И упрямство, слепое упрямство! Знаете, КАК Анди пытался крутить руль в другую сторону, а я не ни в какую не поддавалась!? Это мне потом казалось все нелепым и смешным, а в моменте я была непоколебима. И не поддавалась. Не сдавалась. Находясь в ситуации стресса, я реально сопротивлялась здравому смыслу взрослого сильного мужика и пыталась его перекрутить. Он смотрел на меня как на сумасшедшую!

— Почему мы тащимся здесь 30, если здесь разрешены все 50? Посмотри на колонну позади тебя! Они все хотят вернуться домой. Причем еще сегодня.

Где-то после 5-6 поездок, когда я перестала путать газ с тормозом, глохнуть на перекрестках и выучила, где какие скорости, мы возвращались домой, и я гордо “неслась” со скоростью 70 км/ч, Анди парировал: “На повороте — направо!”. И тут я пришла в ужас…

— Это же…выезд на автобан! — при этом я уже повернула на бесповоротное кольцо.

— И что?

— Анди, я еще не готова!! Андиииии!!!… — при этом я выруливала на въезд на автобан, и обратного пути не предвещалось.

— Газ!! Газ!! — командовал мой инструктор. Ты что, парковку ищешь? Нам надо ускоряться, а не тормозить! Для меня ускоряться означало 80-90 км/ч, а для Анди — 120-130. Вся проблема в том, что у него есть не только педаль тормоза, но и все остальные, включая газ. И когда не выжимала газ я, то за меня это делал он.

Мы мчались по средней полосе автобана на 140 км/ч.

— Вот чего ты боишься? Мы едем по прямой.

— Да блин! Такая скорость! Одно неловкое резкое движение рулем — и пипец нам!

— Так ты не делай блин резких движений!

Правая нога после 1,5 часов езды к тому времени и так уже затекла и того гляди отваливалась. Мои и без того белые волосы не знали, какой им принять цвет, и на всякий случай волнительно шевелились. Сердце стучало. Руки вросли в руль и стали с ним единым целым. И лишь одна жопа, неумолимо радуясь нагрянувшим приключениям, нагревала сиденье автомобиля вопреки всем законам термодинамики.

Через пару поездок по городу Мюнхену, я постепенно расслабилась и начала было уже верить в то, что я когда-нибудь сдам на права.

— Всё ты сдашь, не переживай, — успокаивал меня Анди. — В этом вся проблема в Германии. Права получить здесь считается одним из самых сложных экзаменов в мировой практике. Хоть правила и с каждым годом ужесточаются, но тем менее со 2-3-его раза сдают даже те, кого я бы лично на дорогу точно не пустил. Ежегодно 2.500 аварий все равно случается, имеется в виду с тяжелым исходом типа смертей. А 10 лет назад ведь было 25.000. Прогресс есть… Так, на перекрестке налево. Какого фига ты смотришь по сторонам?! Тебе зеленый! Тебя интересует только встречное движение и пешеходы с велосипедистами на другой стороне!

— Ну на всякий случай…

— Какой случай? Им всем красный свет горит!

— Анди, не забывай, из какой страны я родом…

— А ну да, ну да… Хуже только в Стамбуле и в Индии.

Потом, когда я уже обрела некоторую уверенность за рулем и не собирала за собой колонны нервничающих водетелей, Анди сказал, что самое время брать уроки по пересеченной местности. Неужели прямо по полю, как трактор, или по проселочной дороге типа в лесу? — сначала быстро подумала я, но тут же вспомнила, что в Германии вряд ли такое разрешат. А это означало на самом деле, что ездить нам предстоит между деревнями по “кривым” дорогам с ограничением скорости в 100км/ч.

— Ад-ад-ад, — подумала я. — Уж лучше как с дедом когда-то. Прямо по полю. Среди засохшей полыни и лепешек коровяка.

— Ну мне же не обязательно прям ехать 100 км/ч, правильно? — я медленно рулила по серпантиновым баварским дорогам.

— Не обязательно. Но тащиться 60-70, как ты это сейчас делаешь, — это явное неуважение к другим водителям. Я тебе уже говорил: самые ужасные водители — это слишком быстрые и слишком медленные.

— Но я блина боюсь! Ну я же не вижу этих поворотов, а ЧТО там за ними!? Вдруг там кто-то посреди дороги по встречке несется, а я тут из-за поворота на 100км/ч, а?

— Ну они же тоже не идиоты?! — возмутился Анди. — Нужно немного доверять людям. Ты боишься всего! Что на дорогу вдруг свалится бревно, из леса выскочат дети и вдруг начнут играть в футбол на проезжей части; боишься, что выбежит кошка, собака, олень… То деревья на тебя нападут, выскочат из ниоткуда бешеные велосипедисты.

— Да! Именно так. Именно такие ужасные ситуации и проигрываются в приложении, по которому я учу теорию. Там постоянно собаки, лоси или бабки, или слепые на дорогу выбегают. При встречном движении причем, что некуда вырулить.

— Прям из леса слепые и бабки выбегают? — поржал Анди.

— Ну нет. В городе типа. Но все равно я должна быть предельно осторожна. Опять же не забывай про страну моего происхождения. У нас пешеходы либо шустрые, либо мертвые, если чё!

— За дорогой следи, растрепалась! Опять на 70 тащимся.

Перед экзаменом мы с Анди ездили последний тренировочный час.

— Так, смотри. Экзаменатор будет сидеть сзади меня и давать тебе указания, куда ехать и что делать. Экзамен длится 45 минут. Может открыть капот и попросить показать, где мотор, где вода, масло. Ну или показать, где включать аварийку или противотуманки. Я тебе помогать не имею права. Ни словами, ни тем более — педалями. Иначе провалишь сразу. Мы с ним будем наверняка разговаривать во время езды. Я тебя очень прошу: даже если тебе наша тема покажется ну ОЧЕНЬ интересной и тебе есть что сказать — не лезь в наш разговор. Молчи, женщина. Лучше просто молчи. Твое дело — ехать. И никаких выкидонов.

В день экзамена, ясен перец, я очень переживала. В автошколе мы с Анди ждали экзаменатора, который в это время уже с кем-то ездил на экзамене. Маленького роста мужичок лет 50-53 радостно вошел в конторку.

— Ну что, кто следующий? А, Вы? Вы пока садитесь в машину, настраивайтесь, а мы покурим.

Я села. Настраиваюсь типа. Молюсь.

— Ну что, начинаем? — экзаменатор бодренько плюхнулся на заднее сиденье.

— Аха, — я включила первую и пытаюсь тронуться.

— Ой, а что это мы еле-еле движемся? — слышу сарказм с заднего сиденья.

— Сорри, сорри, — первый раз в жизни я пыталась тронуться на ручнике. — Ну тогда я поехала…

— Да, да, давайте. А то так и простоим тут все 45 минут около автошколы.

— А время будет считаться за время экзамена? — пыталась пошутить я.

…После съезда с автобана экзаменатор велел ехать на светофоре налево. Горел красный, я медленно тормозила, перед нами стояла другая “бэха” нашей автошколы.

— Осторожно! Только ради Бога не въезжай в нее! — отметил Анди. — Иначе у нас сегодня будет аж сразу две покалеченные машины. Шеф не очень обрадуется! — и оба моих пассажира дружно заржали.

Мы заехали в какую-то тихую улочку с “зоной 30” и кучей припаркованных автомобилей. Экзаменатор попросил меня найти подходящее место для разворота. Я заехала “жопой” в какой-то въезд для пожарной и, к счастью, удачно вырулила слегла налево. Справа приближался какой-то трактор. Я не ехала. Мое боковое зрение чувствовало на себе настойчивый взгляд Анди. Явно с претензией “какого хрена ты так долго стоишь”.

— Да-да, — сказала я вслух, словно объясняя причину своего “торможения”, — любой опытный водитель на месте уже два раза бы выехал перед трактором. Но я водитель осторожный, и я подожду… — На что они оба снова заржали. Обрадовавшись, что я такая предусмотрительная, я таки осторожно выехала налево, но при этом чуть не снесла машину, что ехала слева, прикрытая колонной припаркованных у обочины машин. Но все выглядело как просто очень узкое “расхождение”.

— А теперь припаркуйтесь вот за этим Фольксваген &!%&(/))%$, — тут было какое-то непонятное слово. Но разум подсказывал, что это модель автомобиля.

— Сцуко! — подумала я. Я не разбираюсь в машинах! — я судорожно начала искать машину со значком VW и, к счастью, нашла. С первого раза припарковавшись, я гордо парировала: “Ну вот”.

— Вы уверены? — спросил меня экзаменатор.

— Ну да… — моя уверенность начала улетучиваться, как только он открыл свою дверь, чтобы проверить расстояние до бордюра (поребрика! — да простят меня жители культурной северной столицы).

— Что? Что-то не так? — спросила я.

— Нет, все хорошо! Поехали дальше.

…Я выруливала к автошколе, понимая, что наверняка, время подошло к концу и вроде бы все должно быть в порядке. Я припарковалась, выключила двигатель и выдохнула.

— Ну что, все хорошо? — я повернулась к экзаменатору. — Надеясь на его ответ, что мол да, Вы сдали.

— У меня лично — ДА! — улыбнулся он. — А у Вас?

— Ну у меня вроде тоже…

— Вот, распишитесь, — он протянул мне протокол.

В графе около моей фамилии желтым маркером была выделена строка “Права получила”. Я не верила своим глазам.

— Вот, держите, — экзаменатор протянул мне МОИ права. — Поздравляю! Ездите осторожно и по правилам!

Я шла к электричке и не верила: с первого раза! Я безумно гордилась собой. Как говорил мне Анди, экзамен на права в Германии — один из самых сложных в мире. И обошлось мне это дорогое удовольствие в целом и общем в 3.000 евро. И тянулось с февраля по октябрь. В России за эти деньги я могла бы их купить 🙂 Но оно бы того не стоило. Тем более все равно пришлось бы пересдавать. Немцы, хоть и доверяют, но проверяют.

П.С. на фото скрин из машины, которую милому давали потестировать. Работает на батарейках. Ускоряется так, что на карусели не надо ходить. Ну по крайней мере мне ))) Какая-то там бмв. Ой, даже и не спрашивайте про модель!